Советский «снежный человек»

1Статья заимствована из журнала Итоги.

Наука о привидении

В 1957 году общественность была взбудоражена вышедшей в Москве книгой англичанина Диренфурта «К третьему полюсу». В ней пересказывались многочисленные истории о неуловимом существе в Гималаях. Следом появились свидетельства о триумфальном шествии йети по советской стране. Наконец, сбором и изучением сведений о загадке века вплотную занялась Академия наук СССР. В «снежного человека» поверил даже ее президент Александр Несмеянов. В отличие от зарубежных следопытов-одиночек советским ученым удалось поднять вопрос об отлове мохнатого привидения на самый высокий уровень.

31 января 1957 года в Москве состоялось заседание президиума АН. В повестке дня значился единственный пункт: «О «снежном человеке». В обсуждении помимо президента академии приняли участие известный физик-теоретик, академик Игорь Тамм, антрополог Михаил Нестурх и другие ученые. С основным докладом выступил закоперщик поиска советского йети, историк и философ, профессор Борис Поршнев. Опираясь на многочисленные данные о встречах с йети на Памире, Борис Федорович предположил, что он мог мигрировать из главной области своего обитания в Гималаях на северо-запад и достигнуть советского Памира. Все высказанные в прениях возражения были проигнорированы. Сторонники теории настояли на «организации комплексной экспедиции для всестороннего научного изучения двух наиболее недоступных и плохо изученных участков Памира — бассейна Сарезского озера и бассейна реки Мук-Су». Лицензия на отлов «снежного человека» была оформлена постановлением президиума АН СССР N 74. Согласно документу руководство академии, «считая необходимым принять меры для выяснения вопроса», образовал комиссию во главе с известным геологом и географом, членом-корреспондентом АН из Ленинграда Сергеем Обручевым. Для чистоты эксперимента, то есть в «целях предупреждения наплыва самодеятельных экспедиций и альпинистских групп», ученые вышли с ходатайством об охране высокогорных районов в правительство СССР. Комиссии было также дано поручение связаться с китайскими и индийскими коллегами. Предполагалось, что, наступая с «трех фронтов», легче отрезать «снежному человеку» пути отхода и взять его в плотное кольцо (в Дели и Пекине, впрочем, выразили скепсис по поводу московской инициативы). Спустя десять дней после заседания президиума, Несмеянов подписал распоряжение N 1-289 о составе комиссии. Заместителями Обручева были назначены Поршнев, морфолог животных Клейнберг и директор Памирской станции Станюкович. Вместе с группой антропологов и альпинистов рядовыми членами комиссии стали ректор Ленинградского университета, глава исполкома Горно-Бадахшанской автономной области, академик-секретарь АН Таджикской ССР и директор московского зоопарка. Всего штаб по поискам «снежного человека» состоял из 21 ответработника.

Дело оставалось за малым — получить санкцию высшего руководства страны. Докладную записку в ЦК КПСС отправил сам академик Несмеянов. Бумага попала в ЦК КПСС 21 февраля 1958 года и была встречена с пониманием. Но Политбюро проблемой «снежного человека» заниматься не стало. Запрос академии был спущен в отдел науки ЦК, который и дал добро на организацию памирской экспедиции. Ничего странного в поведении советского начальства не было. Если йети был бы действительно «взят и обезврежен», в руках советских ученых могло оказаться недостающее звено между обезьяной и человеком. Вполне достойное приложение к выведенному на орбиту первому космическому спутнику Земли!

По просьбе ученых Вооруженные силы быстро пресекли несанкционированные вылазки дилетантов в районе Памира. Оказавшись в идеальных «лабораторных» условиях, группа захвата приступила к делу. На помощь пригласили четвероногих помощников из элитного питомника — Центральной ордена Красной Звезды школы военного собаководства Советской армии. Они должны были взять след, окружить потенциального обитателя московского зоопарка и затравить. Псы чутко ловили любое дуновение ветра, гнали жертву, но всегда не ту, что надо. После нескольких месяцев изнурительной погони ни живой, ни мертвой добычи найти так и не удалось. Это был настоящий провал. В качестве утешительного приза в Москву привезли лишь научные открытия в области геологии, ботаники и этнографии. Работу комиссии быстро свернули. Ликвидационное постановление президиум АН СССР принял 23 января 1959 года. На заседании с покаянным отчетным докладом выступили разочарованные Обручев и Поршнев. Капитулировал и академик Несмеянов. Президиум единодушно решил считать тему исчерпанной: «нет оснований предполагать в настоящее время существование на Памире «снежного человека». Имущество экспедиции передавалось на баланс Памирской биостанции. Дальнейшее существование комиссии стало невозможно и по политическим мотивам. К тому времени Никита Хрущев уже вовсю критиковал деятелей науки за оторванность от насущных дел государства, а саму Академию наук называл «чрезвычайно громоздкой и плохо управляемой». Через два года после эпопеи с йети Несмеянову пришлось уйти в отставку. Академическая экспедиция на Памир стала первой и последней. Но эпопея с поисками «снежного человека» получила продолжение. Через несколько лет десятки неформальных экспедиций вновь бороздили высокогорные и равнинные области СССР в поисках следов йети. Но теперь уже без лишнего шума и без поддержки Кремля.

2Продолжение следует

Сегодня, спустя 40 лет, те, кто верит в существование йети, выступили с инициативой создания международной организации, которая объединила бы криптозоологов разных стран. «Вместе мы смогли бы упростить решение ряда вопросов, например связанных с организацией и финансированием исследовательских экспедиций, кроме того, могли бы оперативно реагировать на сообщения с мест, что немаловажно в нашем поиске», — считает криптозоолог Леонид Ершов.

На вопрос: «Почему до сих пор нет реальных доказательств существования йети?» — криптозоолог Дмитрий Баянов отвечает так: «Не каждый егерь, охотник или рыбак носит с собой видео или фотоаппаратуру. К тому же очевидно, что гоминоид обладает уникальными способностями, сверхчутьем, повышенной интуицией, которая позволяет так долго не показываться людям на глаза. Возможно, в будущем изучение повышенной интуиции гоминоидов позволит по-иному взглянуть и на человеческие способности». По мнению Баянова, больший эффект принесли бы не разовые экспедиции, а организация базовых поселений по аналогии с метеостанциями, где специалисты могли бы вести постоянные наблюдения, делать подкормки. Другими словами, для того чтобы увидеть гоминоида, надо долго жить в предполагаемом месте его обитания. Дмитрий Баянов, заметим, делает это утверждение не на пустом месте. В настоящий момент он непосредственно участвует в любопытном российско-американском проекте. В горах Аппалачи штата Теннесси фермеры Мэри Грин и Дженис Кой, если верить их словам, уже несколько лет ведут наблюдения за семьей гоминоидов. Дженис Кой готовит к выпуску книгу (в ближайшее время она должна быть переведена при помощи Баянова на русский язык), в которой описывает мельчайшие подробности их внешнего вида и поведения, а то, что сообщает об их умственных способностях, опрокидывает все прежние представления об этих существах. Дженис Кой утверждает, что гоминоиды способны понимать и осмысленно использовать слова — будто бы у них даже есть свой собственный язык. Так это или нет, покажут дальнейшие исследования. На сегодняшний момент Дженис собрала образцы волос гоминоида, делает слепки их следов, а самое главное — пытается получить четкие снимки и видеоизображения тех, кто оставляет следы.

Один из немногих в России, кто имеет на руках хоть какие-то доказательства существования гоминоида, — это Леонид Ершов. В 1986 году в районе Ловозера на Кольском полуострове ему удалось собрать на месте предполагаемого лежбища волосы «снежного человека». Он отдал свои находки в Мурманское бюро главной судебно-медицинской экспертизы Минздрава РСФСР. Специалисты провели комплексный анализ материала и сделали заключение, что видовая принадлежность находок не установлена, так как при сравнении с целым набором сывороток (человек, рогатый скот, собака, кошка, свинья, кролик, лось, птица) был получен отрицательный результат. Эксперты пришли к выводу, что волосы принадлежат неизвестному травоядному существу животного происхождения. Если широкомасштабная экспедиция по поиску «снежного человека» в ближайшее время все же состоится, она будет принципиально отличаться от предпринятой более 40 лет назад. Как считает Игорь Бурцев, экспедиция должна быть организована не с целью поймать гоминоида, а с целью изучить его повадки, ареал обитания, способы питания: «В наших исследованиях дали предварительное согласие принять участие представители самых разных наук — антропологи, историки, этнографы, биологи, а также люди совершенно непрофильных специальностей. Конечно же, если в руках ученых окажется тело гоминоида, вот тогда они повеселятся, будут снимать размеры костей, черепа и т.д. Современные методики позволят нам провести комплексный детальный анализ существа и сделать выводы, что он взял от homo sapiens, а что от животных. К поискам можно привлечь и криминалистов для проведения анализов найденных следов».

Российские исследователи не сомневаются, что обнаружение «снежного человека» изменит устоявшиеся взгляды на происхождение человека. Криптозоолог Вадим Макаров убежден, что не время складывать оружие, и именно сейчас, когда накоплено столько свидетельств, необходимо активизировать поиски: «Потомки не простят нам равнодушного отношения к этой очень важной научной проблеме. Если гоминоиды есть, то скорее всего их количество невелико, но я уверен, что сегодня еще можно найти отдельных представителей в тех глухих районах, где редко появляется человек». И непременно — в районах российских!

3 7 6 5 4

Похожие записи:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>